Filly / Статьи / Здоровье и содержание / Статьи Пита Рэми / ...

Заворотные стенки.

Пожалуйста, не расценивайте эту статью как заверение в том, что переросшие заворотные стенки не причиняют вреда. Заворотные стенки, подошва, стрелка и копытная стенка – все они принимают на себя часть нагрузки, и чрезмерное давление на что-то одно из них конечно же может вызвать определенные проблемы… Однако поворотным моментом в моем образе мысли и моей расчистке стало понимание того, что заворотные стенки «хотят» нести больше нагрузки чем мне казалось раньше. Насколько? Это индивидуально, особенно это зависит от грунта, здоровья и использования данного копыта.
Эта статья является логическим продолжением статьи «Всесезонное копыто». Стрелка и внешний край подошвы, примыкающий к белой линии, редко нуждаются в расчистке, если лошадь расчищается натурально, но участок копыта между ними очень важен и сложен, он зависит от многих факторов, таких как грунт, тип работы и здоровье копыта.

Невозможно дорезать до крови во время расчистки, если вы понимаете форму и функцию внутренних структур и то, что лошади крайне необходима однородная по толщине мозолистая подошва.

Копытная кость задает форму передней половине копыта, а мякишные хрящи – задней половине. В этом копыте домашней лошади удалено все, что находится не непосредственно под копытной костью и мякишными хрящами. Таким образом пятка делится напополам. С моей точки зрения, все что здесь осталось, необходимо для вертикальной опоры и распределения энергии. Все, что я удалил, нужно для защиты (включая внешнюю половину пяточных мякишей). Копытная стенка – это крайне важный «панцирь», но всего лишь панцирь. Я расцениваю и расчищаю пяточные углы как промежуточное звено между опорными стенками (заворотными) и защитной стенкой (копытной). Я включаю в понятие «пяточный угол» все стенки, растущие под мякишными хрящами, сюда входят и заворотные стенки. Очень важно никогда не оценивать механические силы, действующие на копыто, когда лошадь ровно стоит на асфальте, если ее копыта сформировались в условиях разного грунта. Наклон заворотных стенок способствует расширению копыта в пятке, но расширившись, пятка должна опереться на них. Этот «новый» подход немедленно ускорил прогресс со случаями фаундера, с копытами, где соединение зацепной стенки и копытной кости не идеальное, и с копытами с тонкой подошвой.

Мало кто спорит с тем, что способность мякишных хрящей гнуться вверх-вниз – это основной амортизатор ударов при наступании. Кроме этого, все согласны, что пяточные углы должны нести нагрузку в задней части копыта. Внутренняя половина пяточных углов растет непосредственно из основы мякишных хрящей, как и заворотные стенки. Соединение между ними бесшовное. Почему тогда нагрузка на пяточный угол «правильная», а на заворотные стенки нет? Это же одно и то же. С моей точки зрения ошибочно считать, что наоборот – внешняя половина пяточного угла и копытная стенка должны нести основную нагрузку. Означает ли это, что на копытную стенку совсем не должна приходиться нагрузка? НЕТ. Лошади с ламинитом обычно становится куда лучше, если ослабляется нагрузка на стенки (а следовательно и на ламинарный слой). Но лошади со здоровым ламинарным слоем будут щупать, если вообще снять нагрузку со стенок. Это означает для меня, что стенки тоже несут опорную функцию, но второстепенную по сравнению с нижней частью копыта. По правде говоря, все, что отбрасывает тень, должно работать в унисон, участвуя в распределении нагрузки в нормальной ситуации, ничто в нижней части копыта не должно быть пассивным на грунте, привычном для данной конкретной лошади.

Я постоянно учусь у копыт. Те из вас, кто читал мои работы на протяжении этих лет, знают, что я, так же как и вы, постоянно повышал свою квалификацию. Искусство выращивания и развития «идеального копыта», которое сможет хорошо выполнять свои функции, слишком ново (на самом деле оно очень древнее, но хорошо забытое), чтобы иметь ответы на все вопросы. Все это время я расчищал много лошадей моих клиентов и старался совершенствоваться ради них, ища новую информацию даже относительно того, в чем был уверен. По большей части мне удавалось оставаться открытым для информации, которую лошади и их копыта пытались до меня донести, но иногда я упорно сопротивлялся обучению. Однако свежий взгляд моего родственника Алекса Сперандео и беседы с доктором Робертом Боукером заставили меня переосмыслить некоторые вещи, в результате чего я смог проще и быстрее реабилитировать копыта. Мы с Айви уже некоторое время потихоньку проводили и свои собственные исследования на этот счет, т.к. понимали, что это будет удивительным и спорным, но лошадям настолько это нравится, что очень несправедливо было бы держать вас в неведении, мне лишь нужно было удостоверится в том, что это действительно так…

Как и большинство ковалей натурального толка, учившихся в одно время со мной, я пришел из традиционной школы ковки, потом изучал ранние работы Джексона и Штрассер, откуда почерпнул их идеи, продолжив искать ответы на вопросы. В течение многих лет я по привычке расчищал заворотные стенки и срезал бугор на подошве, примыкающий к ним и тянущийся вдоль стрелки, так чтобы они не выступали над поверхностью мозолистой подошвы, не особо задумываясь над этим. Я достигал успеха, но, оглядываясь назад, могу сказать, что это была лишь тень того, что я делаю сейчас. Я слишком зацикливался на мысли, что давление на область заворотных стенок нужно снижать и поддерживать на минимальном уровне, хотя я сам же постоянно говорил: «Природа никогда бы не создала ничего на нижней стороне лошади, что не было бы предназначено для опоры» и что «на разном грунте ничто в копыте не является пассивным; все, что отбрасывает тень, служит для опоры».

Я обучил расчистке Алекса Сперандео около семи лет назад, и он стал заниматься этим самостоятельно, расчищая сотни лошадей. Он никогда не учился ковать и никогда не изучал ранние методы натуральной расчистки, я дал ему основы, а дальше он учился по большей части у лошадей. Для меня он является представителем «следующего поколения» - у него более свежие взгляды, не замутненные прошлыми ошибками и заблуждениями. Когда-то я считал нормальным снять рашпилем большую часть подошвы под копытной костью, подготавливая копыто к ковке, а через какое-то время я вполне убежденно истончал подошву в задней части копыта по разным причинам. Каждый «метод», который я когда-либо изучал (ковка, натуральная расчистка, ветеринария…), чрезмерно фокусировался на измерении длины зацепа и высоты пятки от венчика, не слишком учитывая надежность «брони» со стороны подошвы. Какая польза от многолетнего опыта с тысячами лошадей, когда вы делаете все неправильно?

У нового поколения ковалей, таких как Алекс, процесс обучения происходит намного быстрее и легче, чем у меня, так как мне приходилось переучиваться. (Ладно, сейчас я перестану заниматься самобичеванием и вернусь к основному вопросу). Однажды, несколько лет назад, я рассматривал фотографии одного интересного случая с навикулитом, которым он занимался, и увидел, что он оставил заворотные стенки на 1,2 см выше подошвы, а вокруг вершины стрелки он оставил толстый бугор на подошве. Я сказал, что расчистка выглядит прекрасно, но я бы все-таки понизил заворотные стенки примерно до уровня подошвы. Он внимательно посмотрел на меня и тоном, готовым спорить, спросил: «Почему?». Я не нашел ответа. Раньше я считал, что давление на заворотные стенки является причиной навикулита. Сейчас я уверен, что разрушение и деформация челночной кости происходит из-за наступания с зацепа и периферической нагрузки на копыто. Когда-то я учил, что заворотные стенки могут вдавиться в копытную капсулу, однако препарация копыт и наблюдение за живыми лошадьми доказали, что это не верно. Раньше я считал, что давление на заворотные стенки приводит к сужению пяток и заставляет лошадь щупать, но лошади убедили меня в обратном уже много лет назад. Так что я понял, что понижал заворотные стенки до уровня мозолистой подошвы всего лишь по привычке, и только поэтому. Алекс воспользовался моим растерянным молчанием и добавил: «Обычно лошади так намного легче переносят расковку… я просто прислушиваюсь к ним». (Он знает, какими словами можно заставить меня замолчать и пойти на попятный).

Затем он показал мне последующие фотографии этого копыта, на которых было видно, что заворотные стенки сами стерлись до уровня на 1,5 мм выше глубокого свода подошвы, и копыто расширилось на более, чем 2 см. Бугор на подошве вокруг стрелки исчез (сам по себе выкрошился). Все это время заворотные стенки не снимались, и переходный период получился невероятно красивым, продлившись всего несколько месяцев! На протяжении этого времени лошадь ни одного дня ни щупала, и хотя с первого дня Алекс выдал им ботиночки, ни хозяева ни лошадь не увидели в них необходимости.

Отчасти мне казалось, что он ошибается, но с другой стороны я слишком уважаю его, чтобы пропускать его слова мимо ушей, так что я скептично смотрел на результаты использования его «ренегатского» стиля высоких заворотных стенок в течение следующих двух лет на множестве лошадей. Многими из его клиентов раньше занимался я сам (я стараюсь отдавать «поддерживающие» расчистки другим специалистам, чтобы высвобождать время для моей настоящей страсти – сложных случаев реабилитации). Мои бывшие клиенты позвали бы меня при первом намеке на проблемы, но они были всем довольны. К тому же этот прием с завидным постоянством помогал и в случаях реабилитации. Со временем, эта идея стала проникать в мой твердый лоб: зачем удалять амортизирующую подушку из рога в задней части копыта, когда наступание с пятки является нашим абсолютным приотриетом, т.к. излечивает практически любую патологию?

Эта лошадь живет на мягком пастбище и с комфортом работает на каменистом грунте. И хотя стенкам требуется регулярная расчистка, заворотные стенки не трогали уже по меньшей мере 2 года. Ни подошву, ни стрелку тоже не срезают. Нижней части копыта позволили обрести свой собственный баланс между стиранием и отрастанием. Помните, что когда какая-то часть копыта начинает «чрезмерно» быстро расти, это означает, что копыто пытается восстановиться после чего-то… хорошо, если не после вашей расчистки!

В прошлом году я начал потихоньку экспериментировать с этим с лошадьми моих клиентов, и незамедлительно увидел улучшение моих результатов. Если оставлять заворотную стенку более высокой, ковавшиеся лошади переносят расковку куда легче, а также это увеличивает надежность копыт при наступании и их сцепление с грунтом. При этом, заворотные стенки практически всегда стираются до уровня подошвы или, возможно, будут выше нее на 3-6 мм. Чем меньше вы срезаете заворотные стенки, тем короче они становятся! И наоборот: чем чаще вы срезаете их, тем быстрее они отрастают обратно так, что их приходится снимать опять. Оставляя более высокие заворотные стенки (и бугор на подошве вокруг стрелки), можно ускорить процесс формирования более глубокого свода, создавая поддержку внутренним структурам и снижая темпы стирания подошвы. Какое-то время назад я пришел к тому же в отношении других частей копыта. Чем меньше я срезал подошву, тем глубже становился свод. Чем меньше я пытался укоротить копытную капсулу по высоте, тем короче она становилась. Чем меньше я срезал стрелку, тем здоровее становились лошади… Каждый раз, как я узнавал, что нужно делать меньше, чем я делал, копыта моих лошадей становились более надежными, а реабилитация патологий протекала быстрее. Я просто немного дольше усваивал ту же истину в отношении заворотных стенок. Сейчас я пришел к тому, чтобы рассматривать их как важную опорную структуру, и регулярно наблюдаю, что как и с любой другой частью копыта чрезмерное их срезание ускоряет темпы их роста, и они отрастают длиннее.

Основной мой ориентир таков: если более 3 мм любой части копыта нуждается в удалении при периодичности расчисток раз в 4 недели, этот участок был снят слишком сильно в прошлую расчистку. Не по стандартам каких-то экспертов, а по стандартам самой лошади, с учетом особенностей грунта и состояния внутренних структур (лошадь будет работать сверхурочно, чтобы восполнить необходимый рог, если он был удален). Это смелое утверждение, я знаю, но с каждым днем я все больше убеждаюсь в его справедливости. Как это можно использовать? Не просто оставляя любой излишек, а всегда оставляя то, что отрастает на 3мм выше, чем в прошлую расчистку. Вы с удивлением заметите, что чрезмерные темпы роста замедляются, копыта будут стремиться к тому, чтобы заботится о себе самостоятельно.

Какова правильная высота заворотных стенок? Как уже было обстоятельно рассказано в статье «Всесезонное копыто», это очень зависит от грунта. Заворотным стенкам требуется достаточно рельефа (свода подошвы или наклона от пяток вниз), чтобы они могли плавно спускаться по подошве, и копыто могло расширяться, но еще важнее то, что они должны быть такой формы, чтобы служить опорой в моменты наиболее сильной вертикальной нагрузки. На твердом, плоском грунте, 6 миллиметрового плавного понижения от пяточных углов до конца заворотных стенок может быть достаточно. На каменистом грунте может понадобится более вогнутая форма. На мягком грунте манежа тот же объем поддержки может достигаться, только если заворотные стенки выше копытных. Лошадям с очень сильным ламинитом, особенно с синкером, часто нравится, когда на заворотные стенки приходится большая часть их веса… Все это звучит непросто, но если вы будете присушиваться к копыту вы узнаете как следует поступать в каждом из случаев.

Теперь обратимся к недавним исследованиям Р. Боукера и его команды из MSU (Мичиганского Госудаственного Университета). Они обнаружили, что большая часть рога подошвы продуцируется из ламинарного слоя заворотных стенок, и смещается наружу в направлении белой линии. В этом можно легко убедится и на практике. Видели ли вы когда-нибудь дыру в подошве, сделанную для вскрытия гнойника или накола? Она со временем заполнялась подошвенным рогом? Нет, она постепенно смещалась вперед, к краю копыта, не так ли? Результаты исследований еще неполные, работа еще продолжается, но похоже, что относительно мало подошвенного рога производится внешним периметром кориума подошвы – лишь только количество, необходимое для того, чтобы сместить более значительную массу рога от ламинарного слоя заворотных стенок к периферии. Это указывает на несколько очень важных вещей, которые нужно понимать, помогая копытам реабилитироваться от разных патологий. Одни и те же структуры (ламинарный слой заворотных стенок) отвечают за производство как рога заворотных стенок, так и большей части рога подошвы. Если лошадь постоянно пытается отрастить обратно заворотные стенки, которые вы вырезаете, это вероятно снизит ее способность наращивать подошву, которая постепенно сместилась бы в зацепную область! Вот почему важно добиться того, чтобы заворотные стенки сами заботились о себе, оставляя их немного выше желаемого, чтобы замедлить темпы их роста. Я считаю, что тем самым мы разгружаем ламинарный слой заворотных стенок, и он может посылать больше подошвенного рога под нижний край копытной кости. (На самом деле, здесь достаточно сложно собрать статистику. Если вы что-то сделали при расчистке, и копыто ответило на это положительно, вы не можете знать наверняка, какой был бы результат, если бы вы расчистили его как-то по другому. Могу сказать, что похоже, что куда реже копыто «отказывается» наращивать подошву в зацепе, когда заворотные стенки и бугор на подошве вдоль стрелки расчищаются мало или не расчищаются вовсе).

Во-вторых, когда вы видите лошадь с тонкой подошвой и значительно выступающими буграми вдоль стрелки, возможно даже смыкающимися вокруг ее вершины, помните, что совсем не обязательно эти бугры превратятся в высокие бугры. Большая часть этого рога сместится по подошве вперед и в стороны, утолщая подошву под нижним краем копытной кости, где это утолщение наиболее необходимо. Именно поэтому такие бугры формируются обычно у лошадей с тонкой, а не с толстой, вогнутой подошвой. Лошадь с истонченной подошвой и так работает «сверхурочно», стараясь перераспределить рог подошвы от центра копыта в направлении белой линии, поэтому эти бугры на подошве не нужно понижать до общего уровня, а им нужно позволить нести свои функции вертикальной опоры и формирования подошвы. Могут ли они влиять на расширение копыта? Не настолько, как влияет ограничение движения, вызванное болью от хождения на тонкой подошве!

Из архива Алекса Сперандео (фото сделано сразу после расковки, и до расчистки): На этих копытах нарос огромный бугор на подошве вокруг стрелки, этот рог в последствии сместится в область под копытной костью, где раньше подошва истончалась. Стенки запилены перекатом, а нижняя часть копыта оставлена как есть. На фото справа то же копыто после расчистки, четыре месяца спустя. Ни заворотные стенки, ни подошва ни разу не расчищались, но когда в зацепной области подошва наросла до адекватной толщины, «вспомогательный» для подошвы слой заворотных стенок самоустранился. Все это время лошадь принимала участие в соревнованиях по выездке, на ее движениях это не сказалось никак.

На время отложите свои знания о заворотных стенках и посмотрите на фото слева еще раз. Не кажется ли вам, что этот «излишек» - это попытка копыта реабилитироваться? В этом копыте нарушено ламинарное соединение и подошва слишком тонкая. Не кажется ли вам, что лошадь пытается создать себе надежную опору и нарастить под копытной костью такой необходимый ей защитный слой? Видите, что здесь отлично работает механизм расширения копыта? Оно просто пытается восстановиться.

Быстрее всего утраченный рог восстанавливается в области заворотных стенок и подошвы вдоль стрелки. Способность наращивать рог у этой области поистине невероятна. Заворотные стенки и бугор на подошве, который часто тянется из них (параллельно стрелке), часто растут «неконтролируемо» быстро, особенно когда ламинарный слой слаб или разрушен, и когда подошва под копытной костью очень тонкая. Плохо ли это? Может быть, это ошибка природы? Что-то с чем мы должны бороться? Не думаю. Заворотные стенки находятся прямо под мякишными хрящами, они расположены идеально для того, что бы передавать силу удара прямо на эластичные хрящи, являющиеся основой задней части копыта.

Бугор на подошве вдоль стрелки (наиболее толстая часть подошвы) расположен идеально для прямой поддержки копытной кости в передней части копыта. В этой области кориум подошвы тонкий, но к периферии он сильно утолщается. Это обеспечивает расширение передней части копыта, когда копытная кость сжимает толстую подушку из крови по внешнему краю копыта (между нижним краем копытной кости и подошвы). Многие годы я считал, что подошва – это основная опорная структура копыта, но чем дольше я беседую с доктором Боукером, тем больше я убеждаюсь, что основная опорная структура (даже скорее принимающая на себя основной удар) это заворотные стенки! В самых здоровых копытах при наступании первой касается земли стрелка, которая, сжимаясь, поглощает часть энергии. Затем вес переносится на пяточные углы и заворотные стенки, которые передают большую часть силы удара на гибкие мякишные хрящи. Наконец, к моменту, когда подошва начинает передавать энергию на копытную кость, большая часть энергии уже оказывается поглощенной. Следующая порция энергии распределяется, когда копытная кость нагружается и сдавливает находящуюся под ней подушку из крови (Боукер '99). К моменту, когда дело доходит до зацепной стенки, практически вся энергия оказывается поглощенной. Таким образом, когда здоровое копыто наступает с пятки, остальным частям ноги и тела достается сравнительно малая часть энергии удара и вибрации.

Прошло около 10 лет с тех пор, как я перестал считать, что копытная стенка является основной опорной структурой копыта. Природа просто не могла бы настолько бессмысленно со структурной точки зрения вынести опорную структуру за пределы копытной кости и мякишных хрящей, заставив их висеть на ней. В равной степени безумным кажется пренебрегать таким мощным «встроенным в лошадь» потенциалом распределения энергии, своими действиями вызывая хотя бы малейшую чувствительность в задней части копыта. Когда лошадь испытывает болезненность в пяточной области и начинает наступать с зацепа, ВЕСЬ механизм поглощения энергии копытом полностью отменяется. В случае со всеми другими копытными животными всем понятно, что «подушечки» служат для опоры и распределения энергии удара о землю, а стенки копыта – это его «броня», служащая для защиты внутренних структур от повреждений сбоку (например, удара о камень). Почему же считается, что у лошадей все по-другому? Это предрассудки, на мой взгляд. С учетом вышесказанного, почему же столь многих из нас учили убирать нагрузку с заворотных стенок? И почему мы игнорируем попытки природы быстро нарастить заворотные стенки обратно, когда мы понизили их до уровня подошвы? Они являются единственной структурой, способной напрямую передавать энергию на гибкие мякишные хрящи, которые, в свою очередь, представляют из себя эластичную основу задней части копыта и поглощают большую часть удара о землю, чтобы кости, суставы, сухожилия и связки не оказывались перенапряжены.

В моей практике, чем больше нагрузки я переносил на заворотные стенки, тем быстрее мне удавалось сделать копыта лошадей моих клиентов «камнедробительными». И это самое малое. Тот же подход к заворотным стенкам ускоряет реабилитацию ламинита и навикулита. Радикальная идея? Возможно, но попробуйте, это работает – вы увидите результаты практически сразу. Пища для размышлений о силе привычки. Подумайте прежде, чем резать, и если спустя 2 недели срезанное отрастет обратно, знайте, что это не надо было трогать. Я уже много раз произносил эту фразу, на этот раз похоже, что мне стоит сказать ее самому себе.

На фото слева представлено левое переднее копыто после расковки и расчистки. Внешняя пятка и заворотная стенка (левая сторона фото) была запилена для достижения баланса с внутренней пяткой (основываясь на глубине боковых бороздок и уровне мозолистой подошвы, а не на искривленной линии венчика). Внутренняя заворотная стенка уже находилась немного ниже копытной стенки и была оставлена как есть. Я оставлял пятки и заворотные стенки как можно выше, чтобы защитить очень чувствительную заднюю часть копыта. Лошадь с комфортом перенесла расковку, наступая с пятки, и спустя 4 недели пятки значительно «раскрылись», и хотя я не понижал их, заворотные стенки больше не лежат не подошве.

Почему? Из-за удобного наступания с пятки. Раньше я бы автоматически срезал заворотные стенки до уровня подошвы, потому что они «лежат на подошве». Это бы создало дискомфорт в задней части копыта, вынудило бы лошадь наступать с зацепа и, возможно, создало бы необходимость для использования ботиночек. Помимо этого, если бы я срезал заворотные стенки до уровня подошвы, в следующую расчистку через 4 недели мне бы пришлось срезать еще более отросшие стенки.

Разве не «красивее» расчистить все копыто до гладкого, блестящего нового рога? Да, пока вы не увидите, как лошадь будет двигаться после этого!

Означает ли это, что заворотные стенки нужно всегда оставлять? К сожалению, все не так просто. Как и с любой другой частью копыта, чрезмерно отросшие заворотные стенки могут спровоцировать проблемы, так что мы как обычно вынуждены ходить по лезвию бритвы, балансируя между слишком агрессивным и слишком консервативным. На фото ниже, где показано прободение подошвы копытной костью, нужно было снять заворотные стенки агрессивно.

До и после «формирующей» расчистки: копытная кость находится ниже всех участков стенки и покрыта всего 6 мм подошвы. Заворотные стенки размером с мяч для гольфа слишком велики для того, чтобы задняя часть копыта могла нормально функционировать, и поднимают мякишные хрящи слишком высоко над землей, ставя копытную кость на острый кончик. Я не без колебаний принял решение «резать» и снял заворотные стенки до уровня мозолистой подошвы. Это уменьшило толщину подошвы под мякишными хрящами до ее естественной толщины, а неадекватная толщина подошвы под копытной костью была оставлена нетронутой. Расчистка значительно увеличила комфорт для лошади и позволила мне добиться основной цели – сделать так, чтобы лошадь перестала стоять на «носочках» и заходила с пятки. Благодаря этому комфорту, правильному распределению энергии удара о землю и отсутствию жесткого грунта или камней, я смог оставить лошадь «босиком», без стандартного набора ботиночек и фильц.

Только приехав в следующий раз, я понял, что принял правильное решение относительно заворотных стенок. Спустя 5,5 недель они не отросли обратно, а обмозолились на уровне подошвы. Копытная стенка отросла намного ниже уровня копытной кости и подошва почти набрала адекватную толщину. Лошадь чувствует себя очень комфортно на пастбище и в леваде, но для езды по каменистому грунту ей понадобятся ботиночки. Если бы «излишек» заворотных стенок отрос обратно, я бы поругал себя за ошибку и в эту расчистку оставил бы их в покое.

В эту расчистку я не менял высоту пяток и оставил всю нижнюю часть копыта как есть (единственно, почистил металлической щеткой), лишь скруглил стенки, чтобы позволить отрасти плотному ламинарному соединению. На данном этапе я в основном жду развития задней части копыта и образования мозоли на стрелке.

Из архива Тома Тески, ДВМ: «Это правое переднее копыто восьмилетней кобылы квортера в разных ракурсах, в период дождливой весны 2005 – ее не расчищали последние 5 лет. Она живет на крайне каменистом грунте, когда ее не используют для езды или работы со скотом. Глубина ее подошвы и высота заворотных стенок идеальны и обеспечивают защиту, необходимую ей на грунте, сформировавшем ее копыта. Высота стрелки больше приближается к высоте пяток во влажные периоды, когда грунт мягче». ТТ

Из архива Томаса Тески, ДВМ: «На этих фотографиях вы видите правое переднее копыто пятилетней кобылы Мораб, сделанное в летний период, за который ее ни разу не расчищали. Выросшая на том же каменистом грунте, она прекрасно двигается под седлом, без видимых следов стирания на копыте после верховых дней. Обратите внимание на ее массивную структуру пяток/заворотных стенок, обеспечивающую ей удобство наступания, защиту и хорошую опору, стрелка слегка понизилась для собственной защиты, но в то же время она прекрасно расположена для опоры, сцепления с грунтом и того, чтобы лошадь могла чувствовать грунт. Подошва имеет толщину по меньшей мере 1,3 см, и с поверхности ее покрывает хороший слой сухого рога, готового выкрошиться по мере хождения. Копыта невозможно сделать такими крепкими никакой супер-профессиональной расчисткой – они формируются сами благодаря большому количеству движения в поиске травы для пастьбы и хождению по каменистому грунту. Если предотвращать проблемы с самого рождения, вы получите большие дивиденды в будущем. Правильная «формирующая» расчистка возрастных или ранее ковавшихся лошадей в сочетании с ботиночками и фильцами реабилитирует даже очень запущенные случаи… у ковалей не осталось бы работы, если бы владельцы правильно заботились о своих лошадях!» ТТ.

Эти копыта нашли свой баланс отрастания/стирания с учетом грунта и нагрузки. Все, что бы коваль ни сделал с нижней частью этих копыт, развязало бы войну – копыта отреагировали бы усилением роста. ПР.

Слева: копыто мустанга из Миннесоты (из архива Р. Боукера), справа: переднее копыто австралийского брамби (Джереми Форд).

Слева: передние копыта дикой горной лошади (Кэтрин Джонс), справа: переднее копыто дикой лошади, Орегон (Черил Хендерсон).

Переднее (слева) и заднее (справа) копыто дикой лошади, Калифорния (Пит Рэми)

Какова правильная форма заворотных стенок? Обратимся к природе (к самым невероятно здоровым копытам на свете) и спросим у нее, забыв про требования, основанные на нормах, придуманных людьми. Как обычно, природа отвечает нам: «зависит от ситуации».

Были ли эти лошади на грани катастрофы из-за неправильной формы заворотных стенок? Я не думаю.

в начало

Рейтинг@Mail.ru
Находится в каталоге Апорт
Лошади и конный
спорт
КонеТоп