Filly / Статьи / Здоровье и содержание / Статьи Пита Рэми / ...

В поисках правды о навикулярном синдроме.

Навикулярный синдром – это одна из наиболее головоломных для исследований патология копыт. Каждый следующий текст противоречит предыдущему, и каждый день проводится море новых исследований. К счастью, коваля, изучающие копыта диких лошадей, и расчищающие копыта домашних лошадей наиболее близко к тому, что имела в виду природа, регулярно реабилитируют случаи навикулита, казавшиеся безнадежными. Ветеринары стали проводить исследования в этом новом ключе, и постепенно завеса тайны над навикулярным синдромом приоткрывается.
Будучи одним из ковалей, кто привык считать обычным делом восстановление комфорта наступания у «челночников» и пригодности их для верховой езды, я пишу эту статью в надежде познакомить остальных с современными очень успешными методами решения проблемы. Понимание реальной причины заболевания – это уже 99% победы.
В авангарде ветеринарных исследований в области функционирования копыт, имеющих естественную форму, находится Доктор Боукер из Мичиганского Государственного Университета (MSU). Он установил, что наступание с пятки – это наиболее важное условие функционирование копыта, и даже больше – его развития. Он утверждает, что когда копыто ставится на землю с пятки, оно расширяется, а свод подошвы делается более плоским – таким образом, объем копытной капсулы значительно увеличивается. Это внезапное увеличение объема создает вакуум, который всасывает кровь в копыто. Приток крови не только питает ткани, но и служит в качестве очень важного амортизатора. (Гемодинамика, Боукер. Также более подробно об этом можно прочитать в статье «Недавно открытый амортизатор в конском копыте»). Эта схема прямо противоположна той, которой учили большинство из нас. Когда-то меня учили рассматривать стрелку как нечто вроде насоса, что она наоборот выжимает кровь при наступании. В любом случае, мы всегда знали, что копыта участвуют в кровообращении, но огромная разница между старыми и новыми теориями состоит в том, что расширения и функционирования всей копытной капсулы добиться сложнее, чем простого сжимания стрелки. Однако зная, насколько это расширение важно для амортизации и здоровья, добиться его куда важнее.
Обратимся к доктору Джеймсу Руни из Американского Колледжа Ветеринарных Патологов. Он специализируется на посмертном изучении лошадей. И хотя у всех, кого я когда-либо знал, у кого есть более 10 книг о лошадях, обязательно имеется его книга «Хромая лошадь», его удивительные открытия относительно изменений в челночной кости незаслуженно остались незамеченными в ветеринарных и ковальских кругах. Я надеюсь изменить это.
Мы всегда знали, что некоторые лошади с изменениями в челночной кости чувствуют себя прекрасно, в то время как другие, не имеющие таких проблем с челноками, сильно жалуются на пяточную область копыт. Долго считалось, что в первую очередь разрушалась кость – из-за таинственного дегенеративного заболевания, недостатка кровообращения или, как я утверждал в своей книге «Как заставить натуральную расчистку работать на вас», результатом реакции тела на неестественное давление в этой области. Я до сих пор считаю, что две из этих возможных причин действительно являются частью проблемы (дегенеративное заболевание здесь абсолютно ни при чем).
Долгое время считалось, что боль при навикулярном синдроме вызвана трением сухожилия глубокого пальцевого сгибателя об уже поврежденную челночную кость, и что именно это трение о пористую, шероховатую поверхность повреждало его. Я всегда удивлялся, как это возможно. Если бы это было так, лошадь не стала бы по собственной воле наступать с зацепа, так как это бы значительно усиливало боль. При наступании с зацепа она перекладывала бы весь свой вес на глубокий пальцевый сгибатель в системе, аналогичной тали /системе для поднятия грузов, состоящей из блоков и канатов, прим. перев./, который, как утверждается, и причиняет ей боль! (Отредактировано Джеймсом Р. Руни).
У тысяч обследованных мертвых лошадей Руни нашел, что волокнистая хрящевая ткань, окружающая сухожилие сгибателя и челночную кость, была ВСЕГДА повреждена, если имело место разрушение кости. Он не нашел ни единого случая, где бы изменения в кости уже начались, а хрящевая ткань между челночной костью и сухожилием еще не была бы повреждена. Ни одного случая из тысяч. Прочтите это еще раз, если ваши брови не поднялись в изумлении.
Если быть точнее, порядок поражения внутренних структур таков: сначала страдает волокнистый хрящ, окружающий челночную кость (как бывает при возникновении любого артроза более выпуклой поверхности), затем волокнистый хрящ вокруг глубокого пальцевого сгибателя, само сухожилие сгибателя и, наконец, челночная кость повреждается шершавой поверхностью поврежденного сухожилия. Как? Почему? Доктор Руни тоже задавал себе эти вопросы. Он сымитировал наступание с зацепа, поместив ноги мертвых лошадей в тестовые аппараты, и получил тот самый процесс, лежащий в основе начала деформации челночной кости.
В процессе нормального движения, когда лошадь наступает с пятки, сухожилие глубокого пальцевого сгибателя быстро натягивается смещающимся вниз путовым суставом. В то же время, венечный сустав смещается вперед, и ослабляет натяжение ГПС. При наступании же с зацепа, путовый сустав все еще натягивает сухожилие после удара копыта о землю, после чего пятка опускается вниз, еще больше натягивая его. Иначе говоря, при наступании с пятки один «блок» натягивает сухожилие, а другой ослабляет натяжение, а при наступании с зацепа оба «блока» натягивают сгибатель. На челночный блок направляется сила куда большая, чем было предусмотрено природой. Это имеет очень большое значение – сильное увеличение нагрузки на сухожилие и челночную кость. Эта нагрузка, конечно же, становится еще больше на твердой поверхности. БОльшая нагрузка означает более сильное трение, и это постоянно повторяющееся раздражение приводит к повреждению области челночного блока. Эти важные открытия доктор Руни сделал и задокументировал много лет назад (сама ранняя публикация, которую я нашел, датирована 1974 годом!).
Мы всегда знали, что лошади могут испытывать сильную боль в задней части копыта, но в то же время не иметь никаких повреждений челночной кости. Нам также известны примеры того, когда имея серьезные изменения в челночной кости, лошади не хромают. Доктор Руни доказал и описал в статьях, что изменения в челночной кости являются следствием неестественного наступания с зацепа (обычно чтобы избежать боли в пяточной области), и только этого, вопреки тому, в чем уверено большинство профессионалов. К сожалению, тысячи «челночников» были совершенно напрасно убиты со времени его революционного открытия. Просто он на 40 лет опережал свое время.
Эта обойденная вниманием информация идеально соответствует более новым результатам исследования доктора Боукера. Он тщательно исследовал заднюю часть лошадиного копыта. Когда жеребенок появляется на свет, все его 4 копытца абсолютно одинаковы. Их развитие не окончено, для дальнейшего развития им нужна физическая стимуляция. Основой передней части копыта является копытная кость. Подошва и копытные стенки жестко к ней прикреплены, образуя прочную структуру, подходящую для отталкивания от земли в процессе движения. Мякишные хрящи служат основой для задней части копыта, формируя гибкую структуру для амортизации бОльшей части энергии удара копыта о землю, аналогично шинам вашего автомобиля. Когда жеребенок рождается, его мякишные хрящи крошечные, как и все копытце. Они имеют толщину около 1 мм, и еще даже не тянутся вдоль нижней поверхности копыта, под стрелкой. По мере роста копыта расширение, сгибание и способность копытной капсулы пружинить развивают мякишные хрящи. Ко взрослому состоянию у диких лошадей они приобретают толщину около 2,5 см, а между кориумом стрелки и пальцевым мякишем формируется толстая хрящевая прослойка. Параллельно с этим продолжает развиваться и пальцевый мякиш – очень важный центр нервных окончаний в копыте. На самом деле, большинство проприоцепторов копыта находятся в пальцевом мякише. Когда жеребенок рождается, пальцевый мякиш состоит из жира. Проприоцепторы находятся настолько близко к поверхности, насколько это необходимо, чтобы чувствовать грунт, но в то же время в достаточной мере защищены, чтобы легкий жеребенок не испытывал боли, когда задняя часть копыта с размаха ударяется о жесткий грунт.
Каждый раз, как копыто наступает на землю, прикладывание и снятие давления на стрелку способствует прорастанию волокнистой хрящевой ткани сквозь пальцевый мякиш – спереди в сторону пяток. Ко времени, когда лошадь достигает своего взрослого веса, пальцевый мякиш должен стать плотным волокнистым хрящом. Именно такая ткань способна в достаточной мере защитить нервные окончания от удара о землю под весом взрослой лошади.
Однако домашних жеребят мы стараемся содержать на мягком грунте. Копытная капсула не изгибается, поэтому пальцевый мякиш развивается более медленными темпами. После этого мы в 2 года подковываем лошадей, в результате чего копыто совсем перестает пружинить и изгибаться, а развитие мякиша останавливается. Очень часто встречаются копыта взрослого размера, в которых мякишные хрящи имеют толщину лишь 3 мм вместо полноценных 2,5 см, как было задумано природой.
Вместе с этим мягкий грунт, на котором мы выращиваем жеребят, уменьшает давление на стрелку. Мы стараемся обеспечить жеребят всем необходимым, чтобы у них не было нужды ежедневно проходить 20-30 км, как делают дикие лошади. Мы часто запускаем копыта жеребят, позволяя пяткам отрастать высокими, чрезмерно защищая стрелки и еще больше сокращая давление на них в течение всего периода роста жеребенка.
В результате всего этого очень часто у домашних лошадей встречаются недоразвитые пальцевые мякиши. Задняя часть копыта слишком чувствительна, чтобы копыто могло на нее приземляться, поэтому лошади начинают наступать с зацепа, чтобы избежать болезненности. Такой способ движения полностью останавливает развитие пяточной области копыта.
Можно легко научиться на ощупь определять, полностью ли развился пальцевый мякиш. Поднимите ногу и нажмите пальцем сверху между пяточными мякишами – хорошо развитый пальцевый мякиш будет на ощупь намного более плотным и твердым. Легче всего научиться это определять, сравнивать задние и передние копыта. Особенно обращайте внимание на разницу в ощущениях от прекрасных, здоровых задних копыт и плохих передних.
К моменту заездки многих из лошадей задняя часть их копыт практически непригодна для использования, а на каменистом грунте и вовсе доставляет болезненные ощущения. Особенно эта проблема затрагивает передние ноги. Большинство из нас учили, что с передами куда больше проблем, чем с задами, т.к. на них приходится 60% веса лошади и почти весь вес всадника. Это истинно когда лошадь стоит, но как только она начинает двигаться, ее задняя половина получает куда бОльшую нагрузку.
С момента, когда жеребята начинают двигаться, они могут прекрасно отталкиваться задними ногами, бегая и прыгая в своих подвижных играх. Таким образом, задние ноги домашних лошадей развиваются более полно. Это важно понимать. Это единственная причина, по которой более нагружаемые ноги лошади (задние) имеют повышенную устойчивость к ламиниту, навикулиту и вообще чаще бывают крепче и здоровее. Не вопреки тому, что выполняют более тяжелую работу, чем переда, а именно благодаря этому!
Так что когда мы обсуждаем патологию, стоящую за навикулярным синдромом, мы должны понимать, что реальная проблема состоит в том, что многие домашние лошади не способны наступать с пятки даже на мягком грунте, не говоря уже о каменистом, на котором они обитают в природе. Когда лошадь щупает на щебне, большинство винит подошву, но присмотритесь повнимательнее к тому, как лошадь двигается. Практически всегда такие лошади укорачивают шаг, наступая с зацепа, и подаются вперед. Тем самым они пытаются защитить свои чувствительные стрелки и пальцевые мякиши. Доктор Боукер установил, что чем дольше они так двигаются, тем слабее становятся эти структуры.
Постоянное наступание с зацепа чрезмерно нагружает и разрывает соединение непарной связки (прикрепляющей челночную кость к копытной). Челночная кость примыкает к суставу между венечной и копытной костями. При приземлении на зацеп, вес лошади ударяет по челночной кости в момент, когда пятка опускается на грунт. Это каждый раз надрывает непарную связку, через которую проходит 80% крови, поступающей в челночную кость. Боукер считает, что недостаточное кровообращение в непарной связке является причиной большей части изменений в челночной кости, а также попыток организма восстановить это нарушение, в результате которых на копытной и челночной костях образуются остеофиты.
Доктор Боукер также открыл, что потеря костной массы, часто диагностируемая как навикулярный синдром, является результатом нехватки естественного давления в этой области (вспомните проблему потери костной массы у астронавтов во время длительного пребывания в невесомости), вызванной постоянным наступанием с зацепа.
Помимо этого, доктор Боукер находит все больше случаев повреждения копытной кости у «челночников», с потерей костной ткани от 40 до 60%. Боукер считает, что наибольшее негативное влияние оказывают периферическая нагрузка, т.е. нагрузка, приходящаяся только на стенки без помощи подошвы, и наступание с зацепа. В обеих ситуациях на копытную кость оказывается недостаточно естественного давления, необходимого ей для поддержания здоровья и нормального функционирования.
Хотя Руни и Боукер выявили разные причины возникновения изменений в челночной кости, они оба сходятся на том, что виновато долговременное наступание с зацепа и недостаточное использование задней части копыта. Дикие лошади, живущие в высокогорных пустынных районах, с размаха приземляются на пятки на любом грунте. Многие из их домашних собратьев подпрыгивают, когда вы скребете копытным крючком стрелку, особенно ее центральную бороздку, и этот факт должен действительно пугать их хозяев.
В прошлом (но, к сожалению, часто и сейчас) при наступании с зацепа, укороченном выносе или неполном распрямлении ноги подозревали навикулярный синдром. В задней части копыта блокировались нервы, чтобы посмотреть, не перестанет ли лошадь на время хромать, или с помощью пробных клещей определяли наличие боли в области пяток и стрелки. Если подтверждалось, что в пяточной области присутствовала болезненность, делались рентгеновские снимки, чтобы выявить наличие изменений в челночной кости. Если они имелись, владельцу лошади предоставлялся выбор – усыпить лошадь или с помощью ортопедической ковки выжать из несчастной лошади еще год или два. Каждый день я наблюдаю, как слабые пальцевые мякиши и гниющие стрелки вынуждают лошадей наступать с зацепа. Руни и Боукер установили, что такая походка является причиной повреждения волокнистого хряща вокруг челночной кости и глубокого пальцевого сгибателя, а изменения в челночной кости (настоящий навикулярный синдром) начинаются уже позже. Другими словами, болезненность в пятках является причиной навикулита. Я лично видел, что когда устраняются настоящие проблемы, вызывающие боль, изменения в челночной кости перестают беспокоить лошадь (заметно для человека). Ужасно думать, что масса лошадей была усыплена из-за хронической гнили в стрелке!
Оказавшись в такой ситуации, мы имеем два выхода. Мы можем спрятать проблему под подковы с фильцами, чтобы стрелка ни в какой ситуации не касалась земли. Это было бы хорошим выходом, если бы не разрушительные силы, действующие на конечность в такой ситуации. Чем больше мы закрываем стрелку и пальцевый мякиш, тем меньше они работают. Маскировка настоящих проблем путем борьбы с симптомами в конечном итоге все равно выйдет нам боком. Даже хуже, поступая так, мы прекращаем естественное расширение копыта и гидравлическое поглощение ударов. Когда мы поднимаем пятки для защиты нежных стрелок, удары не могут правильно амортизироваться подвешивающим аппаратом ноги, и с точки зрения скелета (что как раз и важно для лошади) в любом случае провоцируется наступание с зацепа – попробуйте пробежаться на высоких каблуках или в ковбойских сапогах, вы поймете, что я имею в виду). Поймите, что весь этот разговор о наступании с пятки касается естественного расположения костей относительно друг друга в процессе движения; НЕ пятки копыта, которую мы видим. Если пятка искусственно поднимается и поэтому приземляется первой, копытная кость все равно может приземляться на зацепную часть, что явится причиной той же неестественной нагрузки. Подытоживая все эти исследования, можно сказать, что господствовавшая долгое время теория о том, что повышение пяток снижает натяжение сухожилия глубокого пальцевого сгибателя, а следовательно уменьшает нагрузку на челночную кость, неверна. Хотя это и может быть верно для лошади, стоящей неподвижно, но как только она начнет двигаться, ситуация изменится на противоположную. Низкая пятка, близкая точка отрыва, здоровое функционирование копыта и наступание с пятки минимизируют нагрузку на глубокий пальцевый сгибатель, а следовательно и на челночный блок. В результате неестественной схемы движения и снижения естественной способности копыта поглощать энергию, многие люди уверены, что лошадям вполне естественно иметь проблемы с суставами и спиной, и просто становиться старыми к 10 годам. Однако в природе лошади сохраняют здоровье и бодрость как минимум втрое дольше домашних собратьев (Джеми Джексон). Одна из основных причин такой разницы – это неправильная нагрузка, которой мы подвергаем их тело, в сочетании с неестественным наступанием, о котором говорится в данной статье.
Я не против подискутировать на тему «ковка или расчистка». Образованные коваля приводят веские аргументы в пользу ковки, и горячий спор с ними придает мне жизненной энергии. Однако в свете современных исследований развития копыта, я скромно считаю, что ветеринары должны были бы яростно бороться с теми, кто начинает ковать лошадей раньше, чем полностью разовьются внутренние структуры копыт!
Так каков же другой вариант, который мы можем выбрать для облегчения жизни челночников? Решить настоящие проблемы, включая обратно в работу стрелки и пальцевые мякиши. (Я надеюсь, что никто не будет пытаться лишь по одной этой статье учиться расчистке). Подошву нужно оставить в покое, а пятки постепенно понижать, увеличивая давление на стрелку, по мере того, как лошадь будет становиться к этому готовой. Это похоже на хождение по лезвию ножа – если вы двигаетесь слишком медленно, вы никуда не доберетесь, если же вы слишком спешите, пяточная область копыта будет слишком чувствительной, лошадь будет по-прежнему ходить с зацепа, и вы опять же ничего не добьетесь (см. статью «Высота пяток, решающий фактор»). Умение успешно пройти по лезвию ножа и отличает мастера от ломастера в ковальском деле. Старайтесь не трогать стрелку, кроме как удаляя ткани, уже разрушенные болезнью. Нужно позволить плотной мозоли образоваться и на стрелке, и на подошве. Поддерживайте близкую точку отрыва в месте, где ей положено находиться относительно копытной кости (см. статью «Точка отрыва»).
Старайтесь обеспечить лошади сухость и комфорт. Хорошо вычищайте денники и паддоки, а если вы живете во влажном районе, то сделайте паддок с глубоким слоем мелкозернистого гравия, где лошадь могла бы проводить часть дня или весь день. Они обойдутся вам на удивление дешево и будут легкими в содержании (Доктор Боукер делает еще один шаг вперед, говоря: «Следует поселить лошадь на грунте, на котором вы собираетесь ездить», его позиция несколько смелее моей, неправда ли?). Обеспечьте лошади много свободного движения в компании других лошадей и часто ездите верхом по грунту, на котором лошадь в данный момент может наступать с пятки. Используйте ботиночки (в большинстве ситуаций я предпочитаю Easyboot Epics) для езды по грунту, где лошадь начинает поневоле наступать с зацепа или щупать. В остальных ситуациях оставляйте ее босиком. Земля укрепит заднюю часть копыта, в то время как если бы мы с помощью подковы поднимали стрелку выше над землей, препятствуя стимуляции кровообращения в ней, мы бы только наносили ей еще больший вред.
Часто лошади с недостаточно здоровыми стрелками и пальцевыми мякишами по любому грунту наступают с зацепа или хромают, даже на подковах или в ботиночках. Я открыл, что если положить в ботиночки под стрелку угловую фильцу из пенорезины, эти лошади сразу же начинают наступать правильнее и с бОльшим комфортом. Так как сам по себе ботиночек очень хорошо снижает давление на стрелку, а добавление фильцы под стрелку его напротив значительно усиливает, я могу предположить лишь то, что изначально болезненность появляется в результате вибрации, а не давления. Возможно, амортизирование вибрации является первой из основных задач стрелки и пальцевого мякиша, а фильца искусственно имитирует этот эффект. /Иными словами, пока структуры копыта не могут в полной мере амортизировать удар, помогает сделать амортизатор снаружи копыта. Как только они укрепятся и смогут выполнять свои функции, внешний амортизатор можно будет убрать. Прим. перев./ Описываемым здесь лошадям становится значительно лучше, когда их часто работают в ботиночках с такой фильцей.
Я предпочитаю Easycare Epic Boots, а фильцу вырезаю из неопреновых гелей под седло (С 2006 года Easycare выпускает специальные фильцы, которых хватает намного дольше, чем геля). Если ботиночек хорошо подходит лошади по размеру, я вырезаю треугольник по форме стрелки, приклеиваю его на нужное место на подошве с помощью одного слоя лейкопластыря, а затем надеваю ботинок на копыто. Если ботинок немного велик лошади, я вырезаю фильцу по форме всей подошвы ботинка и вкладываю ее как стельку. Это разделяет ботиночки на правый и левый, поэтому их стоит пометить соответственно, чтобы не перепутать.
Можно поиграть с разными комбинациями фильц, вы всегда найдете вариант, благодаря которому лошади станет комфортно наступать, когда ничто больше не работает. Километры движения в таком комплекте разовьют внутренние структуры быстрее, чем все остальные известные мне методы, и снова сделают лошадь работоспособной, когда казалось бы выхода нет. Для лошадей с навикулитом это работает просто волшебно! (Пожалуйста, прочтите статью «Ботиночки и фильцы», где есть более детальные описания и картинки).
Очень быстро стрелка и пальцевый мякиш уплотнятся, и лошади станет удобнее ходить. Если в челночной кости есть повреждения, они сохранятся еще долго после того, как лошадь будет хорошо двигаться, но вероятно лошадь не будет и подозревать об этом. Некоторые считают, что со временем поврежденная кость восстанавливается организмом, но похоже, что до этого уже никому нет дела, когда лошади становится лучше, так что я никогда не встречал документальных подтверждений этому. Я был очень рад узнать, что Боукер методично документирует улучшение состояния копыт у многих челночников со временем. Я очень жду, чтобы он опубликовал эти результаты.
Доктор Руни стоит на том, что если при навикулярном синдроме происходят изменения в кости, то они необратимы. Я со своей стороны видел, как такие лошади снова становились работоспособными и жили вполне счастливо, причем наблюдаю такие примеры часто, собственными глазами. Мы спорили об этом снова и снова, и я уже подумал, что стоит просто договориться, что каждый останется при своем мнении, но потом понял, что мы просто говорили о разном. Приведу в пример себя. Будучи подростком, я однажды сел не в ту машину и заработал травму 4 позвонков в нижнем отделе спины, которые хирурги объединили в единый блок. Мои запястья постоянно повреждаются из-за того, что я вишу на кончиках пальцев, занимаясь альпинизмом. Езда на велосипеде по грязи не прошла бесследно для моих плеч. Бег по пересохшим руслам рек «оторвал» мне колени. Возможно ли сделать меня клинически здоровым? Нет. Рентгены всегда будут обнаруживать мои ошибки прошлого, а качественный тест на сгибания заставит меня дня три хромать. Тем не менее, я живу вполне счастливо и ежедневно выполняю одну из самых физически тяжелых работ с улыбкой на лице. Я чувствую себя хорошо, как, возможно, могло бы и большинство челночников.
Когда изменения в челночной кости лечат как симптом ограничения работоспособности и чувствительности в задней части копыта, то восстановить нормальное движение легко. Я лично видел, как много лошадей с подтвержденными навикулярными изменениями годами испытывали боль, пока их хозяева оплачивали дорогую ортопедическую ковку, и полностью переставали хромать через несколько дней после правильной расчистки и хождения босиком. Иногда это, конечно, более долгий процесс, но я еще не ошибался ни с одним случаем навикулита. (Да, я знаю, что когда-нибудь это произойдет, но я написал то же самое в своей книге 5 лет назад – и пока все еще жду).
Лучшее, что стоит усвоить из этой статьи – это что все, описанное здесь, можно предотвратить. Мы даем старт на всю жизнь и задаем спортивный потенциал нашим жеребятам в самом раннем возрасте. Ухаживайте за их копытами с рождения, обеспечьте им как можно больше движения и пусть они какое-то время проводят на сухом, неровном грунте. Следите за тем, чтобы стрелки и пальцевые мякиши ваших лошадей были достаточно плотными, чтобы лошадь могла наступать с пятки в любой ситуации. Со временем это принесет большие дивиденды.

в начало

Рейтинг@Mail.ru
Находится в каталоге Апорт
Лошади и конный
спорт
КонеТоп