Filly / Статьи / Научитесь сами / ...

Мифы в обучении лошадей

Автор: Willis Lamm

Перевод: Анюта М

Разные точки зрения.

В русском языке много слов, которые пишутся одинаково, а означают разное. Например:
· Да – выражение согласия
· Да – синоним слова «и»
· Да – междометие, похожее по смыслу на «ну»

Это простое слово может иметь совершенно разные значения, в зависимости от того, в каком контексте используется, какова интонация, и какие смысловые акценты мы делаем в предложении.
- Да?
- Да нет, наверное…
Слыша целую фразу, мы понимаем, что именно хочет сказать собеседник – он соглашается, не соглашается или сомневается.
Та же ситуация и с лошадьми. Непонимание способов общения лошадей, по большей части физических, а не словесных, может плохо сказаться на обучении, поведении и взаимоотношениях лошади и тренера. Более того, если мы неправильно трактуем поведение лошади, находящейся в состоянии стресса, это может стать причиной (и есть тому примеры) несчастных случаев, иногда даже с летальным исходом.
Цель данной статьи – сделать общение с лошадьми более безопасным и приятным как для читателей, так и для их лошадей. Прежде всего мы должны научиться понимать, что именно хочет нам сказать лошадь.

Трудности перевода.
Человек – хищник. Мы общаемся прежде всего вербально. Мы инстинктивно фокусируемся на цели и идем к ней прямо. Лошади (как и другие представители отряда лошадиных) – животные жертвы. Они общаются друг с другом с помощью языка тела, поэтому они очень чутко его воспринимают. Особенно чутко они реагируют на язык тела хищников.
Чтобы понять, почему животные-жертвы должны хорошо «читать» хищников, представьте себе стадо африканских антилоп. Львы постоянно находятся поблизости. Если бы антилопы постоянно пребывали в стрессе от присутствия больших ленивых кошек неподалеку от них, у них бы со временем случилось коллективное помешательство, что не способствовало бы их благополучию в жизни. Тем не менее, стадо, находящееся в умиротворенном состоянии, может мгновенно активизироваться и начать защищаться от больших кошек, когда те проголодаются и начнут проявлять поведение, типичное для голодных хищников.
Мы всегда должны помнить, что мы относимся к хищникам, и чтобы достичь успехов с лошадьми, мы должны научиться контролировать свой язык тела, чтобы не заставлять лошадь нервничать в нашем присутствии и реагировать на неосознанно подаваемые нами сигналы хищника, отвлекая ее от подаваемых нами же команд.
Мы также должны помнить, что лошади общаются прежде всего с помощью языка тела. В идеале сигналы, которые они используют, очень тонкие. Если лошади приходится «разговаривать громче» (спасаться бегством, вести себя агрессивно, избегать контакта итд.), значит мы где-то пропустили более «тихие» сигналы. Если мы не научимся быть более чуткими, лошадь со своей стороны будет вынуждена прибегать к крайним мерам каждый раз, как захочет чего-то от нас добиться.
Если мы постоянно «кричим» на лошадь (своим языком тела и командами), ей будет трудно ответить на «шепот». Точно так же если мы регулярно вынуждаем лошадь «кричать», чтобы привлечь наше внимание, не стоит ожидать от нее ответа «шепотом». Так как весовые категории лошадей и их тренеров неравны, лучше вести разговор вежливо, спокойно и тихо.
Подытоживая вышесказанное, хочется отметить, что в наших же интересах обращать внимание на то, что лошадь пытается до нас донести, и научиться расшифровывать ее сигналы. Иначе сигнал может быть подан копытом. По голове.

Что эта лошадь хочет выразить своим языком тела?

Та же лошадь, когда общение было налажено.

Популярные мифы
Облизывается, жует и глотает = переваривает идею?
Практически все, кто интересуется НХ, обращали внимание на то, как лошадь начинает жевать и облизываться, закончив выполнять какое-то задание, усваивая материал. Чаще всего это поведение интерпретируют как то, что лошадь переваривает новую идею.
В какой-то степени это так… но новички, а иногда и профессиональные тренеры не всегда до конца понимают, какую именно идею переваривает лошадь.
Многие тренеры допускают следующую грубую ошибку. Тренер прикладывает давление. И в какой-то момент лошадь отвечает. Например, если мы берем работу на корде, тренер направляет энергию в сторону лошади, и в какой-то момент та выбирает путь бегства (например, начинает двигаться по кругу) до тех пор, пока с ее точки зрения что-то не изменится, и она не остановится. Часто, особенно если тренер убирает команду («замолкает»), лошадь слегка расслабляется, облизывается и жует.
Часто тренер, особенно верящий в аксиому «переваривания идеи», верит, что он только что научил лошадь чему-то. К сожалению, обычно практически не существует связи между тем, что тренер или лошадь только что сделали, облизыванием и жеванием и тем, чему лошадь в данный момент научилась (если она вообще чему-то научилась).
Сью МакДонелл, доктор философии (высшая учёная степень, которая присваевается магистру как гуманитарных, так и естественных наук после нескольких лет научной работы и защиты диссертации перед комиссией, состоящей из профессоров, прим. перев.) - авторитетный академик в сфере поведения лошадей, основательница и глава Программы Поведения Лошадей в Университете Ветеринарной Медицины в Пенсильвании. Она также работает с относительно несоциализированными лошадьми и обучает новичков приручению «диких» лошадей. В 2005 г в The Horse вышла ее статья про реакцию жевания/облизывания.
Нам очень понравилась статья Доктора МакДоннелл, в которой она в научных терминах описывала то, с чем мы столкнулись опытным путем. Рефлекс жевания/облизывания чаще всего является тем, что мы называем смещенной реакцией. Смещенная реакция – это форма автономного поведения, выбивающаяся из контекста, например, облизываться и жевать, когда нет никакой еды.
В своей статье Доктор МакДоннелл представила следующую аналогию, понятную нам всем. Представьте, что вы ведете машину и видите в зеркале заднего вида мигалку полицейской машины, едущей прямо за вами. Не стоит подробно расписывать знакомый всем холодок, который пробегает по коже… вы инстинктивно сворачиваете на обочину, после чего видите, как полицейская машина на полной скорости проезжает мимо, и понимаете, что она преследовала не вас. Гора сваливается у вас с плеч, и когда напряжение уходит, вы часто совершаете какое-то неосознанное действие, например, поправляете волосы или чешете шею.
Когда на лошадь оказывается давление в ограниченном пространстве (где она не может ни убежать, ни начать сражаться), она переживает конский эквивалент ситуации с преследованием полицейской машиной. Во многих случаях тренер не дает лошади возможности «свернуть на обочину». Когда давление наконец снимается, лошадь автоматически демонстрирует смещенную реакцию – жевание/облизывание.
В этом случае это поведение будет означать облегчение оттого, что давление было снято. Однако, к сожалению, многие люди, ища подтверждения своему тренерскому таланту, радуются, что это поведение показывает, что они только что чему-то научили лошадь.

На ранних этапах приручения эта лошадь учится спокойно относиться к тому, что веревка легко накидывается ей на шею. Ее реакция облизывания/жевания не означает, что она узнала что-то новое о веревке, а лишь то, что она расслабилась в ее присутствии.

 

Преследуемая лошадь будет облизываться/жевать от облегчения, как только альфа-лошадь перестанет ей угрожать.

Бессчетное число раз мы сталкивались с ситуациями, когда лошади вели себя опасно. Чаще всего это происходило потому, что их хозяева продолжали преследовать их, будучи убежденными, что обучают лошадь правильно, потому что она облизывалась и жевала после каждого нападения, а значит усваивала новые знания.
- А что еще происходило?
- Один раз она встала на свечку и ударила меня передней ногой, другой раз укусила за макушку.
- Похоже, вы плохо договариваетесь друг с другом. (В чем виноват тренер, а не лошадь, и теперь лошади приходится прибегать к крайним мерам).
Мы сталкивались с похожими ситуациями и когда тренер изначально пытался использовать правильный подход, но лошадь за предыдущие годы общения с другими людьми настолько привыкла к тому, что давление вовремя не прекращается, что выработала защитную реакцию, часто негативную, которую она демонстрирует и новому тренеру.
Мы не хотим сказать, что жевание/облизывание никогда не означает «Ага, вот оно что!». Ставя лабиринты или другие логические задачи лошадям, мы часто видим, как они с интересом обдумывают ситуацию, находят решение, а потом облизываются и жуют. Но если рассматривать весь разговор (посмотреть на лошадь в целом), то вы заметите, что когда они решат задачу, облизываясь, они стоят более прямо (и гордо?), в то время как облизываясь после стресса, лошадь выглядит более поникшей.
Таким образом, мы можем заключить, что облизывание и жевание означает освобождение от стресса, а также что лошадь перестала концентрироваться. Наблюдая за тем, как среднестатистические тренера обучают лошадей, можно утверждать, что в большинстве случаев облизывание/жевание означает освобождение от стресса, а в меньшем числе случаев – что лошадь напряженно думала и, найдя решение, расслабилась. Поэтому когда мы обучаем лошадей, не стоит быть на 100% уверенными в том, что если лошадь облизывается или жует, то она точно понимает, чему именно мы хотели ее научить, если только это не сопровождается другими очевидными показателями того, что она решила поставленную задачу, а не просто освободилась от нашего давления.

Наблюдать за облизыванием/жеванием очень важно. Эта кобыла-мустанг волновалась во время своей первой прогулки за пределами тренировочного загона. Останавливая ее в безопасном месте и позволяя ей расслабиться, облизнуться и зажевать перед тем, как двигаться дальше, мы снижаем ее стресс.

 

Весь язык тела в целом, а не только облизывание/жевание, рассказывают о состоянии лошади. Лошади любопытно, но ее язык тела выдает определенную настороженность в отношении предмета.

 

Тренер позволил лошади изучить этот предмет, чтобы она справилась со стрессом.

 

Так как лошадь не выбрала бегство, можно сказать, что предмет был для нее не особо страшным.

Пример. Понимание реакции облизывания/жевания у лошадей
Если не брать в расчет недопонимание и ошибки, реакция облизывания/жевания может служить достоверным показателем того, что лошадь перешла из состояния большего напряжения в состояние меньшего напряжения. Распознавая эти сигналы в течение спокойного взаимодействия с лошадью (в противоположность гонянию ее до изнеможения), мы можем определить отношение лошади к стимулу, упражнению или предметам, которые мы ей предлагаем.
В этом примере мы рассмотрим Сюзи из приюта Fish Creek, которая была «альфой из альф» в табуне в приюте. Она редко пугалась, но легко начинала злиться. Сюзи только недавно научилась спокойно относиться к прикосновениям к ней и к надеванию недоуздка, если подходить к ней аккуратно, а также позволять себя вести. На этот раз мы постараемся впервые положить ей на спину седло и, используя приемы управления стрессом, добиться того, чтобы лошадь оставалась спокойной и внимательной. В обычной ситуации мы бы следили за всем языком тела Сюзи, но в данном случае мы сфокусируемся на том, насколько облизывание и жевание может показывать, что лошадь расслабилась в отношении нового предмета.
Сначала мы надеваем на Сюзи недоуздок, отводим ее в безопасное огороженное место, и начинаем занятия, описанные ниже, без какой-либо подготовительной работы, кроме того, что «потрогали руками», пообщались с ней и проверили, не появилось ли у нее «неприкосновенных» мест из-за стресса.

Неприкосновенные места.
Прежде чем класть на кобылу какие-то вещи, мы должны поработать со всеми «неприкосновенными» местами, которые сможем найти. Нам не нужно, чтобы лошадь беспокоилась о защите этих мест, в то время как мы будем предлагать ей упражнения, которые могут вызвать у нее еще больший стресс. Чем меньше стресса она будет испытывать, тем легче пойдет процесс обучения.
Больше всего беспокойства она проявляла, когда мы сдвигали руки по ее шее вверх и гладили по затылку. Мы просто спокойно повторяли это упражнение, и после полдюжины раз Сюзи перестала вскидывать голову, когда чувствовала прикосновение в этой области. Тогда мы оставляем руки на ее неприкосновенном месте до тех пор, пока она не расслабилась и не начала облизываться и жевать. Потребовалось два повтора, прежде чем Сюзи перестала волноваться по поводу того, что ее касаются в этом месте.

Знакомство с вальтрапом
Следующей нашей целью было положить вальтрап на лошадь и добиться того, чтобы она не возражала по этому поводу. Мы уже накидывали веревки ей на спину, но никогда еще не клали туда такой громоздкий предмет.
Начали мы с того, что, показывая ей вальтрап, стали двигаться от нее спиной и вести ее за собой, чтобы она следовала за вальтрапом. Такой способ представления потенциально страшных предметов вызывает меньше сомнений у лошади, тем более что обычно лошади проявляют любопытство к тому, что убегает от них. Мы хотели удостовериться в том, что Сюзи не будет паниковать при близкой встрече с вальтрапом.
Таким же способом, каким мы работали с неприкосновенными местами Сюзи, мы погладили ее вальтрапом по всему туловищу, после чего на недолго клали ей его на спину с обеих сторон. После нескольких «набрасываний» мы положили вальтрап ей на спину и подождали, пока она не расслабилась и не начала жевать и облизываться. Мы еще несколько раз набросили вальтрап ей на спину, и теперь уже каждый раз ждали, чтобы она расслабилась и зажевала, после чего аккуратно погоняли лошадь на корде с вальтрапом. Это не вызвало у нее никакого беспокойства.

Знакомство с седлом.
С седлом мы ожидали бОльших проблем. Мы приучили Сюзи к седлу так же, как и к вальтрапу. Громоздкое и жесткое седло показалось ей более пугающим. Но так как мы никогда не создавали ситуаций, где «преследовали» бы Сюзи незнакомыми предметами, она сохраняла контроль над эмоциями и спокойно восприняла прикосновения седла.
Несколько раз положив седло ей на спину, и тут же сняв его, в очередной раз мы оставили его там до тех пор, пока она не начала жевать и облизываться. Я подошел к ней сбоку, чтобы опустить стремя, которое мы заворачивали на седло, чтобы оно не мешало набрасывать седло на спину кобыле. Когда я коснулся стремени, Сюзи сделала полшага назад, и стремя упало вниз, шлепнув ее по боку. Так как Сюзи не была эмоционально напряжена, она просто вздрогнула, сделала еще один маленький шаг назад и обернулась посмотреть на агрессивное стремя. Эти действия сопровождались знакомой нам реакцией жевания и облизывания.
Мы дали Сюзи несколько минут побродить с седлом на спине, после чего сняли его. Сюзи сохраняла позитивный настрой. Все это мероприятие с момента надевания недоуздка до спокойной седловки заняло меньше 45 минут.

В заключение. На примере первой встречи Сюзи с вальтрапом и седлом мы рассмотрели, как в ответ на разные стимулы лошадь начинает жевать и облизываться. Однако тренер не должен всецело полагаться на один единственный показатель, когда хочет понять, насколько лошадь готова воспринимать новое. Мы «читаем» язык тела лошади целиком, когда хотим оценить, можно ли приступать к следующему шагу, и если нет, то когда. В данном случае мы обратили внимание именно на рефлекс облизывания/жевания, чтобы показать его связь с эмоциональным состоянием лошади, и чтобы проиллюстрировать, насколько быстро и насколько часто лошади могут переходить от повышенного эмоционального уровня (стресса) в более спокойное состояние.
Мы настоятельно рекомендуем руководствоваться здравым смыслом и следить за всем языком тела лошади, когда вы предлагаете лошади какие-то новые упражнения, которые могут вызвать у нее стресс.

Поджатая задняя нога.
Многие считают, что если лошадь стоит с поджатой задней ногой, то она расслаблена и дает этой ноге отдохнуть. Часто так оно и есть, но если не принимать в расчет настроение лошади, можно попасть в опасную ситуацию. Да, расслабленная лошадь часто отдыхает, поджимая одну ногу. Некоторые даже поворачивают подошву копыта назад. Однако если лошадь находится в состоянии напряжения или стресса, поджатая нога означает нечто намного более опасное.
Взволнованная лошадь часто «разгружает» ближнюю к источнику опасности ногу, чтобы нанести молниеносный удар, если передавить на нее и вызвать у нее защитную реакцию. В этом случае поднятое копыто указывает на то, что лошадь «на грани», и обычно то же можно определить и по другим признакам: напряженность в теле, угрожающий взгляд и положение ушей и поджатая нижняя губа.
Когда речь идет о диких лошадях, лошадях из плохих рук или просто очень взволнованных, очень важно следить за ближней к вам задней ногой и не рисковать, если эта нога поджимается в боевую готовность.

В течение первых нескольких дней занятий кобыла на фотографии инстинктивно убирала вес с ближней к человеку задней ноги, чтобы держать ее в состоянии боевой готовности. И хотя она ни разу так и не отбила, мы внимательно следили за этой ее ногой до тех пор, пока она не расслабилась в отношении людей. Тогда она перестала принимать такое положение, и с ней стало намного проще заниматься, седлать ее, а затем и ездить на ней верхом.

Остановившаяся лошадь – затишье перед бурей?
«Я не понимаю, что произошло. Только что лошадь стояла смирно и не собиралась двигаться. В следующий момент она словно взорвалась, и я полетел по воздуху!»
Обучая лошадей, мы добиваемся от них определенных вещей: уступать давлению, менять направление, стоять спокойно и т.д. Однако иногда лошади делают что-то из этого самостоятельно.
Мне нравится, когда лошадь стоит спокойно и ждет команды двинуться вперед. Однако некоторые лошади просто запираются в себе и, если их спровоцировать, внезапно и непредсказуемо взрываются. Мы считаем, что это «запирание» вызвано стрессом.
Возможно из-за того, что лошадь недостаточно приучена к посадке всадника в седло, несбалансированна или у нее есть другие причины для волнения, она может внезапно стартовать с места, даже если перед этим не собиралась двигаться.
Мы рекомендуем аккуратно, но незамедлительно слезть, занять лошадь какими-то расслабляющими упражнениями, добиться, чтобы она расслабилась на уступках давлению и сгибаниях, убедиться в том, что она полностью приучена к нахождению всадника на спине, а затем снова попробовать залезть на нее верхом и поездить.

Эта лошадь доверяет своему всаднику, но в данной ситуации заметно напряжена, и ее не стоит просить двигаться дальше.

 

Дополнительная работа по приучению сделала лошадь более расслабленной.

Опущенная голова
То, как лошадь несет голову, может быть хорошим показателем степени ее стресса или настороженности. Лошадь, держащая голову высоко, обычно готова к быстрым действиям (драке или бегству). Существует аксиома, гласящая, что чем ниже у лошади голова, тем она спокойнее.
В какой-то степени это так. Мы часто просим недавних владельцев лошадей понаблюдать за тем, насколько высоко лошадь держит голову, когда они предлагают ей разные упражнения. Задачей владельцев было добиться от лошадей правильного ответа, не повышая уровня их волнения, а еще лучше – снижая их волнение с помощью упражнений.
На определенном моменте лошадь, находящаяся в состоянии стресса, может опустить голову и «отключиться». Опираясь на наш опыт, можем сказать, что это означает полную перегрузку стрессом /состояние выученной беспомощности, когда никакие действия не приводят к прекращению неприятного стимула, и животное просто перестает пытаться найти выход, отключается. Прим перев./ Вместо того, чтобы убежать или драться, лошадь просто становится апатичной. Некоторые лошади более склонны к таким проявлениям, чем другие.
Опять же, весь язык тела лошади расскажет о том, что именно означает ее опущенная голова. Является ли поднятая голова признаком стресса или любопытства? Лошадь опустила голову потому что расслабилась, или же это крайний жест отчаянья и «отключки»?
В любом случае, наиболее желательное положение – это когда голова находится на уровне холки, глаза внимательны, уши подвижны, а шея и челюсть относительно расслаблены.

Эта лошадь находится в крайней степени стресса, что мы видим по ее задранной шее, неподвижным ушам, поджатой челюсти и жесткому взгляду.

 

Возвращаем эту лошадь «в реальный мир», привлекая ее внимание с помощью мишени после того, как она «отключалась».

в начало

Текст и фотографии взяты с сайта www.kbrhorse.net.

Рейтинг@Mail.ru
Находится в каталоге Апорт
КонеТоп